Треугольник Россия-Монголия-Китай

Сохранение стратегической стабильности и создание условий для устойчивого развития в треугольнике Россия – Монголия – Китай является важнейшей задачей трех стран в современной геополитической обстановке. Для этого имеются все необходимые предпосылки: политическая воля, исторические и сложившиеся социально-экономические связи трех стран, а также их совместный потенциал сотрудничества в экономической, научно-технической и культурной сферах.

История международных отношений в треугольнике Россия – Монголия – Китай в различные периоды имела различные конфигурации. В период Монгольской империи русские княжества и Китай находились в подчиненном положении. В период маньчжурской династии Цин Монголия находилась в её составе как автономная часть. В 1911 г. Внешняя Монголия при поддержке России добилась автономии, а позднее – стала самостоятельным государством. При этом, с 1920 по 1991 год Монголия находилась в зоне экономического и политического влияния СССР [5; 11].

Экономические и политические отношения современной Монголии с Россией и КНР, расширение международного сотрудничества в данном регионе, являются залогом стабильности в этом макрорегионе [7; 10].

В этой связи, уникальным представляется опыт Монголии, которая тридцать лет назад встала на путь демократического развития и рыночной экономики и закрепила эти положения в своей Конституции. При этом Монголия реализует курс на сохранение своей независимости, языка и культуры в соседстве с двумя великими державами. Этот исторический опыт заслуживает внимательного исследования.

Монголия, благодаря своему географическому положению, занимает важное геополитическое место в Центральной Азии, поэтому она так интересна и важна не только для КНР и РФ, но и для так называемого «третьего соседа», на роль которого претендуют США, Япония, Республика Корея, страны Европы [3]. Монголия заинтересована в сбалансированном отношении с данными странами и проводит многовекторную прагматичную внешнюю политику.

Современная Монголия переживает важный период своего развития. Кризис мировой экономики, падение спроса и снижение цен на сырьевые ресурсы, экспортируемые Монголией (медь, уголь и др.) сократили прибыли компаний, занятость и доходы государственного бюджета [4]. Так, если в 2014 году рост ВВП Монголии составлял 7,9%, в 2015 году – 2,3%. Вместе с тем, в годы, когда цены на сырьевые товары были высокими, ежегодный рост ВВП превышал 10%.

Как известно, Монголия обладает крупными запасами высококачественного угля (месторождение Таван-толгой), меди (Оую-толгой, Эрдэнэт) и ряда других стратегически значимых ресурсов. Эти сырьевые ресурсы – ведущая статья дохода бюджета страны, более 60%. В этой связи падение мировых цен на сырье сразу сказывается на экономическом положении страны, что является слабым местом современной монгольской экономики [4]. Это обстоятельство усугубляется также тем, что основным покупателем сырья из Монголии является Китай, который пользуясь монопольным положением влияет на ценовую политику на монгольском рынке. В этих условиях диверсификация монгольской экономики (и прежде всего развитие обрабатывающих и наукоемких отраслей экономики), а также поиск новых внешнеэкономических партнеров на мировом рынке – настоятельная необходимость для стабильного развития современной Монголии.

Важно отметить, что реализация только сырьевых ресурсов не отвечает долгосрочным целям устойчивого развития Монголии и не решает в полной мере экономических и финансовых проблем страны. Назрела объективная потребность в глубокой переработке монгольского сырья и создании на территории Монголии соответствующих производств и промышленных центров, основанных на современных технологиях и учитывающих новые экологические требования. Ограниченность финансовых ресурсов и профессиональных кадров сдерживает возможность реализации данного направления. Хотя совершенно очевидно, что, например, строительство нефтеперерабатывающего завода, создание современных металлургических производств и развитие перерабатывающей промышленности позволит Монголии обеспечить большую экономическую самостоятельность и устойчивость. Товары глубокого передела не только принесут более значимую прибыль, но и создадут современные рабочие места, требующие более высокой квалификации персонала. Значительные перспективы имеются в переработке сельскохозяйственного сырья и производстве готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. Президент Монголии Х. Баттулга на Монгольском Экономическом форуме 23 мая 2018 года определил глубокую переработку сырья и создание современного промышленного производства в стране приоритетной задачей экономической политики Монголии.

Монголия, побывавшая как в составе Цинской империи, так и в составе советской системы социалистических стран, стремится сохранить экономический и политический суверинитет. Однако реализация этого курса сталкивается с необходимостью преодолевать растущее экономическое влияние могущественного Китая [9] в части внешней торговли, инвестиций, кредитов и др. В период последней президентской компании все кандидаты в президенты подчеркивали высокую зависимость экономики Монголии от южного соседа и считали необходимым расширять российско-монгольское экономическое сотрудничество, чтобы сбалансировать отношения в треугольнике Россия – Монголия – Китай [7].

Россия заявляет об экономической, политической и научно-технической заинтересованности в российско-монгольском сотрудничестве и предпринимает шаги в этом направлении, но пока они несопоставимы с размерами китайско-монгольского экономического сотрудничества, китайских инвестиций и возможностей. Экономика Монголии все в большей степени попадает в орбиту влияния Китая. Полученные кредиты придется в недалеком будущем отдавать, найти других покупателей монгольского сырья пока не удается, и цены на него держатся на низком уровне. Китайское руководство довольно жестко отреагировало на визит Далай-ламы в Монголию. Некоторые исследователи оценивают современные монголо-китайские отношения как стратегию «мягкой силы» со стороны Китая и «жесткой слабости» со стороны Монголии. «Ключевые моменты «жесткой слабости» Монголии – географическое положение страны, этнополитическая специфика монгольского мира и современные глобальные тенденции. Все эти компоненты взаимосвязаны. На первый взгляд, уязвимость страны в этих плоскостях попросту невозможно преодолеть. Но именно комплексное использование этих слабых мест и превращают их в компоненты «жесткой слабости», давая возможность весьма эффективно противодействовать разного рода вызовам во взаимоотношениях с соседями-гигантами» [1, c.19].

В целом, положение России и Монголии в треугольнике Россия – Монголия – Китай в некотором смысле довольно схоже, хотя и не идентично. По структуре своего экспорта в Китай они являются источниками сырья для быстрорастущей экономики Китая, своеобразными сырьевыми поставщиками или периферией китайской экономики, которая быстрыми темпами идет к мировому лидерству. Данное сотрудничество в большей степени отвечает национальным и экономическим интересам Китая, а не России и Монголии. Дальнейшее развитие в данном направлении может иметь негативные последствия для экономик России и Монголии, особенно монгольской экономики, более серьезно зависимой от КНР.

Национальные интересы России в Монголии заключаются в сохранении сферы своего геополитического и экономического влияния в Центральной Азии, стабильности военно-политической ситуации в треугольнике Россия – Монголия – Китай. Интересам России и Китая не соответствует создание военных баз третьих стран на данной территории. Экономические интересы Российской Федерации состоят в широком приграничном сотрудничестве Республики Бурятии, Забайкальского края, Иркутской области, Республики Тывы, Красноярского края, Кемеровской области с монгольскими аймаками, в развитии российско-монгольской торговли. Россия заинтересована в экспорте в Монголию продукции машиностроения (автомобилей, самолетов, вертолетов, промышленного оборудования). Российские компании готовы продавать в соседнюю страну продукцию сельского хозяйства: зерно, кондитерские изделия, молочную продукцию, мороженое и др. Крупные российские компании заинтересованы в реализации значимых проектов в горнодобывающей промышленности, в создании транспортной инфраструктуры. Университеты и научные организации двух стран готовы расширять научно-образовательное сотрудничество. 

Россия заинтересована в Монголии в качестве важного транзитного коридора в Восточной Азии, в треугольнике Россия – Монголия – Китай, а также в развитии совместных транспортных проектов. В том числе в модернизации УБЖД, строительстве второй колеи и электрификации Центрального железнодорожного коридора, в увеличении транзитного грузопотока. Важной частью является обеспечение транспортной доступности крупных месторождений и их связь с пограничными пунктами, транспортировка монгольских товаров на мировые рынки, в том числе через территорию Российской Федерации. В этой связи необходимо решение вопроса о льготных тарифах на перевозку монгольских грузов по территории России, к ее промышленным центрам и морским портам на Дальнем Востоке.

Россия заинтересована в сохранении своего благоприятного имиджа в Монголии, как надежного политического союзника и экономического партнера. Западные страны пытаются лишить нашу страну этого преимущества, при этом США и другие западные страны активно используют свою т.н. «мягкую силу» в Монголии, вытесняя русский язык, российское образование и навязывая западные ценности монгольскому обществу [6, c.205].

Для развития российско-монголо-китайских отношений на современном этапе сложилась благоприятная ситуация. Пограничные разногласия между странами урегулированы. Позиции политических лидеров и элит трех стран по целому ряду ключевых позиций совпадают. Усиливается американское давление на РФ и КНР, что способствует развитию и расширению международного сотрудничества в данном макрорегионе.

Политическое взаимодействие в треугольнике также находится на высоком уровне. Регулярные и продуктивные встречи лидеров трех стран определяют стратегические направления сотрудничества [7]. Но на уровне реализации совместных экономических проектов в Монголии возникают проблемы и трудности. Так, например, реализацией значимых проектов занимаются крупные корпорации, имеющие собственные корпоративные интересы, вступающие в сложную систему противоречивых экономических отношений сотрудничества и конкуренции.

В середине 1990-х годов, при разработке Концепции национальной безопасности Монголии, была выработана формула отношений Монголии с ключевыми партнерами: 30:30:40, которая определяет оптимальное соотношение экономических отношений с РФ, КНР и «третьим соседом» [10].

Монголия старается проводить многоопорную внешнюю политику, соблюдая принцип равноудаленности и сохраняя баланс интересов ключевых игроков.

Современная Монголия успешно балансирует между Россией, Китаем и третьими странами, поддерживает свою независимость и геополитическую значимость. Ни одна из стран не может резко усилить свое влияние в Монголии, не вызывая недовольства других сторон. Усиление политического или экономического давления на Монголию также ограничено в этих условиях.

Национальным интересам Монголии соответствует наличие конкурентной среды в инвестиционной деятельности, заинтересованности Китая, России, Японии, Южной Кореи, стран Запада в реализации крупных проектов в Монголии. В этих условиях важно создать реальную конкуренцию на выгодных для Монголии условиях, связанных с увеличением новых высококвалифицированных рабочих мест, соблюдением экологических требований, своевременной выплаты всех налогов и платежей в монгольский бюджет и др.

К сожалению, в настоящее время при добыче минерального сырья часто происходит разрушение хрупкой монгольской природы, отсутствует рекультивация земель. При добыче полезных ископаемых создается только временная энергетическая и транспортная инфраструктура, прокладываются временные автомобильные дороги, наносящие ущерб природному ландшафту Монголии. Только добрым словом можно вспомнить советский опыт, когда в Монголии строились города и поселки при одновременном формировании транспортной, энергопромышленной и социальной инфраструктуры.

Национальные интересы России и Монголии в большей степени совпадают, но требуют корректировки с национальными интересами КНР, которая рассматривает соседние экономики как дополнение к собственной модели экономического развития [10, c. 181]. Высокие темпы экономического роста Китая превращают сопредельные с ним страны в экономические провинции. Процессы интеграции в треугольнике Россия – Монголия – Китай находятся ещё в незрелом состоянии, на стадии формирования. Поэтому важно паритетное участие в интеграционных процессах и совместных крупных экономических проектах (транспортных и энергетических коридорах, формировании пограничной инфраструктуры и др.). Процессы регионализации каждый участник видит по-своему, что приводит на стадии реализации проектов к возникновению противоречий и экономических трудностей. Тем более, что страны и регионы треугольника находятся на несинхронной стадии экономического развития.

Мировая экономика вступила в период геополитического дисбаланса, усиления конкуренции КНР и США, перераспределения сырьевых и финансовых ресурсов мира. В этой связи субъектам треугольника важно сохранять достойное место в международной экономике и экономической специализации, а также обеспечивать экономическую стабильность в своих странах.

Торговые войны между США и КНР объективно создают условия для расширения многосторонних связей в треугольнике Россия – Монголия – Китай. Объективно способствуют тому, чтобы данный макротреугольник стал образцом стабильности, мира, долгосрочных дружественных отношений.

Александр СУХОДОЛОВ, Юрий КУЗЬМИН